Медиация в деятельности музееведении

Мне бы очень хотелось услышать о данном направление медиации всех, кто ознакомиться с данной публикацией и заинтересуется. Будет ли такая медиация востребована я не могу сказать, так же, что это можно назвать медиацией. Скорей всего это использование медиативных технологий в переговорах, но я все равно хотела бы поделиться с вами этим информацией.

Осенью 2019 года в Международном совете музеев (ИКОМ) разразились дебаты касательно нового определения слова «музей», которые не разрешились до сих пор (Small 2019). Почти 50 лет ИКОМ определял музей как «некоммерческое учреждение, которое приобретает, сохраняет, исследует, передает и демонстрирует материальное и нематериальное наследие человечества и окружающей̆ его среды с целью обучаться, образовываться и получать удовольствие» (ICOM 2020). Однако в 2019 году было предложено новое определение, которое звучит следующим образом: «Музеи — это демократизирующиеся, инклюзивные и полифонические пространства для критического диалога о прошлом и будущем. Признавая и решая конфликты и проблемы настоящего, они доверяют артефакты и образцы обществу, хранят разнообразную память для будущих поколений и гарантируют равные права и равный доступ к наследию для всех людей» (ICOM 2019). И хотя новое определение до сих не было принято по причине несогласия представителей таких входящих в ИКОМ стран, как Россия, Франция, Италия, Германия и Канада, тем не менее, упомянуть предложение такого обновления кажется важным. Перечисленные выше страны в том числе посчитали новое определение «слишком политическим», однако сам факт того, что в определении упоминается ведение диалога, а не монолога, соотносится с ценностями и принципами медиации. Представители музеев отныне находятся с посетителями в диалоге и прислушиваются к их мнению, стараясь сделать их пребывание в офлайн или онлайн-пространстве как можно более комфортным и доступным.

Арт-медиация — это общение с посетителем, которое инициировано музеем, но при этом предполагает максимальную свободу от институционального голоса за счет подключения к коммуникации приглашенных ведущих — медиаторов.

Медиатор — это своего рода зритель-энтузиаст, чей интерес к визуальной культуре и искусству равнозначен его готовности регулярно делиться своими знаниями. В отличие от штатных экскурсоводов, медиаторы — не просто «носители информации», но субъекты и посредники между музейным пространством и посетителем. Медиатор может принимать и сторону институции, и сторону зрителя, много или мало знающего об искусстве. Часто, но не обязательно медиация носит критический̆ характер. Для медиатора важно создать пространство доверия и безопасности, где легитимна любая — даже конфликтная — позиция. Работа медиатора с аудиторией̆ строится на диалоге и взаимообмене. Медиатор варьирует объем информации, интонацию рассказа и маршрут в зависимости от собеседника. Для более четкого внутреннего понимания медиации и ее различий от проекта к проекту Анастасия Митюшина и автор статьи в результате обсуждений пришли к выявлению трех основных видов медиации в музее:

1) «классическая» медиация;

2) медиация как художественное высказывание (в этом случае институция не влияет на разрабатываемый̆ художниками сценарий медиации); и

3) модерация (техническое погружение зрителя в проект, мотивируемое логистическими потребностями обеспечить удобство и ясность проживания предлагаемого музеем опыта).

«Классическая» медиация — это общение медиатора с посетителем, которое нацелено на создание комфортной̆, доверительной̆ среды для обмена любыми (в том числе и негативными) мнениями о выставке, ее отдельных экспонатах или музее в целом. Опираясь на методы активного слушания (задавание открытых вопросов, называние собственных эмоций и эмоций собеседника и т.д.), медиатор обсуждает с посетителем основные темы проекта и вместе со зрителем выбирает маршрут осмотра. Медиатор может либо постоянно находиться в пространстве выставки, либо появляться в заранее анонсированное время в обозначенных точках. Медиация как художественное высказывание осуществляется по протоколу, разработанному художником и при исключительно логистическом участии институции. Такая медиация в первую очередь становится медиумом для реализации субъективного художественного замысла. Основное отличие медиации как художественного высказывания — в большем критическом потенциале и меньшей̆ предсказуемости.

Под третьим видом арт-медиации — модераций — понимается бережное отслеживание того, как протекает опыт посещения выставки. Цель модерации — создание опыта комфортного визита: навигация посетителей̆ в пространстве, информирование о проектах институции, помощь на мастер-классах. Модератор, как и медиатор, работает в модусе гостеприимства и заботы о посетителе, но его функционал строго регламентирован и носит скорее информационно-технический̆ характер.

Один из таких методов — это арт-медиация.

Метод позволяет специалисту музея не просто рассказывать о выставке и произведениях искусства, но еще и обсуждать их с посетителями. Профессионал арт-медиации является своего рода посредником между искусством и публикой. Работать в технике арт-медиации могут работники музея, а также те, кто хочет помочь работе музея. Для этого медиаторам главное уметь интересно вести беседу с посетителями об искусстве. Однако многим перестроиться будет непросто, потому что ранее экскурсовод лишь делился своими знаниями, а теперь им придется разговаривать с людьми об искусстве на равных.

Задача арт-медиатора заключается в беседе с группой людей. Они должны сделать посещение музея интересным не только для посетителей, которые пришли туда целенаправленно, но и для школьников и студентов, которых туда привели. Для того чтобы человек почувствовал себя спокойным и защищенным, медиатор должен сразу вступить с группой в контакт, понять, что люди хотят от посещения выставки, ведь есть разные зрители — подготовленные, заинтересованные и люди, которые попали в музей впервые или по принуждению.

Специалисты выставок и музеев считают, что в основные навыки медиатора должно входить умение перефразировать или обобщить сказанное аудиторией, активно слушать, а также проявлять интерес к человеку. К тому же медиатор должен иметь хороший интеллект, быть психологом и обязательно вести дневник и записывать лучшие методики работы, а также уметь анализировать свою деятельность. 

В России арт-медиация получила свое распространение с 2014 года, и сейчас она завоевывает все большую популярность. Ведь посетителей в музее будут принимать как равных. Теперь у гостей музея появится право спросить и получить ответ на свой вопрос.

Часто такой вид деятельности появляется в музеях современного искусства, потому что современное искусство воспринимается людьми порой неоднозначно. Например, подобные техники применяют в Музее современного искусства в Екатеринбурге и музее «Гараж» в Москве. В Казани научно-практический семинар по арт-медиации состоялся около двух лет назад. И в ГСИ РТ также осуществляются медиаторские программы. К примеру, Маргарита Обшивалкина работает медиатором с детьми, также есть девушка, которая занимается инклюзией и выезжает в школы для трудных подростков, где общается с ними с помощью арт-медиации. Развитие техники арт-медиации становится популярнее, потому что в мире и в России, в частности, появляется большое количество людей-интровертов, которые социализируются и перестают общаться с окружающими. Задача арт-медиации — дать людям импульс общения, в том числе и в сфере искусства. Развлечение зрителя находится за пределами задач медиации. Медиатор приглашаем на разговор, беседу, предполагая активное участие посетителей. При этом понимаем, что для большинства гостей посещение музея – это досуг, поэтому постоянный поиск новых подходов к коммуникации со зрителем, заимствование художественных практик и экспериментальные форматы – это те области исследований. Бывает, что посетитель изначально приходит в тревожном состоянии, тогда любая идея художника или куратора может стать триггером и спровоцировать резкое поведение. В такой ситуации медиатору чаще всего необходимо просто выслушать человека. Иногда посетителю просто не нужна медиация, и мы признаем право каждого на самостоятельное знакомство с проектами.

Очевидно, что эффективность медиации сложно измерить. Впрочем, одним из важнейших критериев оценки качества медиации, на мой взгляд, является возвращаемость посетителя.

Нужно ли как-то готовиться посетителям перед встречей с медиатором?

В анкете регистрации на медиаторский тур мы просим посетителя рассказать о своих интересах и ожиданиях от посещения. Эта информация помогает нам лучше подготовиться и предложить уникальный сценарий встречи. Специально что-либо изучать точно не нужно, но, если в ходе общения появляются вопросы по теме выставки, их рекомендуют задавать их, подвергать сомнениям и критике сказанное медиатором. Тогда беседа точно получится содержательной.

В любом случае, каждому из нас пригодится умение общаться, анализировать информацию и осознавать себя в музеях и выставках современности.

Медиация, безусловно, способствует развитию критического мышления, производству новых связей и смыслов. Сможет ли она в конечном итоге привести каждого зрителя к готовности самостоятельно исследовать пространства и ситуации?

Шуренкова Светлана Сергеевна –
юрист, профессиональный медиатор, кандидат социологических наук, доцент,
Омбудсмен по досудебному разрешению споров Университета мира ООН в Российской Федерации, главный редактор Международного журнала «Вестник медиации в ЕврАзии», член Правового совета при Штабе по защите прав и законных интересов субъектов Инвестиционной предпринимательской деятельности в городе Москве, член Ассоциации юристов России.

Актуальное

Сказка о медиации

В некотором царстве-государстве жил мужик-мастеровой. И руки были, и голова была, да дела, подходящего в деревне, не было.…
Меню